08:41 | 20 августа, 2017

Игорь Гусев: «В сегодняшнем мире технологий художник превратился в продукт handmade»

Игорь Гусев — украинский художник, поэт, автор перформансов, объектов и инсталляций, участник и организатор множества художественных акций, лидер движения «Арт-рейдеры».
Игорь Гусев. gallerynika.com Игорь Гусев. gallerynika.com

О своем сотрудничестве с Маратом Гельманом, а также о том, почему Одесса может повторить феномен Лазурного берега, и в чем, наконец, состоит задача современного художника — прямая речь Игоря Гусева для читателей нашего сайта.

В Музее современного искусства Одессы обновляли экспозицию. И я им сделал замечание относительно того, как выставляется одна из моих инсталляций. Директор пообещал разобраться, а вот куратор сказал, что ничего менять не будет. В результате, воз и ныне там. С киевскими кураторами вопрос тоже сложный. Смотря, какие кураторы. Потому что сейчас очень много людей, которые в искусство пришли, но мало в нем разбираются. Это очень энергичные и продвинутые юзеры, хипстеры, и кто они еще там. Существует много платформ, которые практически между собой не пересекаются. Их представляют разные кураторы — кто-то социальным искусством занимается, или, например, социальным экспортным вариантом, какие-то направлены на коммерцию, поэтому с кем ты пересечешься в следующий раз, вообще непонятно.

С Маратом Гельманом у меня вышла вот какая история. Я поехал к нему в резиденцию и там познакомился с таким прекрасным человеком, как Олег Чиркунов. Он в свое время работал губернатором Пермского края, и вся эта «пермская ситуация» состоялась при нем. И вот поступило предложение продолжить сотрудничество, но уже вне Черногории, сделать какой-то проект, который можно было бы показать в других местах. И этот проект «Агенты времени» представил Марат.

В Черногории за 2 месяца было написано 10 картин, мне там очень понравилось. Потому что там условия довольно интересные — с одной стороны ты как бы отдыхаешь, а с другой — много работаешь. Наша гостиница находилась между двух городов (Черногория очень маленькая страна). Утром тебя забирал автобус, вез в один из городов, где ты должен был работать до тех пор, пока тебя не забирал уже другой автобус. При этом можно было, конечно, повалять дурака, но при такой погоде, когда солнце жарит максимально, приходилось прятаться в мастерской. Ну, и одновременно работать.

И получилось так, что два месяца подряд я ездил на работу. У меня даже возникли определенные ассоциации. Были такие художники, во времена Карла Брюллова, которых после того как они с отличием заканчивали Академию художеств, отправляли в Италию. И я все время думал: «Блин, почему не я?». И тут мне предлагают ехать в Черногорию, что, практически, то же самое, только через дорогу. Я поехал туда, представляя себя таким человеком от Академии художеств! Правда, они ездили на несколько лет, а мне и два месяца очень хватило.

Гельман готов и дальше предоставлять мне резиденцию. У него сейчас другая жизнь (он эмигрант поневоле), и у него новый взгляд на эстетику. Он чуть-чуть смягчился во вкусах. В принципе, он, как и прежде, обожает радикалов, Pussy Riot, например, постоянно у него зависают. Все пытается Олега Кулика к себе выдернуть. Но при этом Марат как-то повернулся и в сторону живописи. Не знаю в сторону ли живописи вообще, но в мою сторону так точно. Он стал еще более разносторонним. Близость Европы придает несколько буржуазный налет. Для нее радикализм уже традиционное искусство, и там хулиган, который себя плохо ведет в галерее или на улице, уже классик современного искусства. Поэтому там не стоит задачи что-то искать, в смысле открывать, а стоит задача развивать то, что уже есть.
  • «Портрет механика». Игорь Гусев
  • «Портрет активистки». Игорь Гусев
  • «Портрет механика». Игорь Гусев
  • «Портрет активистки». Игорь Гусев

У нас очень плохая экономика. Подобные резиденции появляются от пресыщенности среднего класса. А тут все живут с оглядкой, будет ли завтрашний день или нет. И поэтому не до жира. Честно говоря, я уже устал ждать от этой страны каких-то результатов, смирился с тем, что есть и очень прекрасно себя чувствую. Показатели с каждым днем все хуже, но в этом тоже есть какие-то положительные моменты. Тьма сгущается перед рассветом. И он рано или поздно наступит.

В случае с Одессой вся ее культурная жизнь является закономерностью, исходя из политической ситуации, которая происходит сейчас в Украине. Если говорить очень глобально, то мы понимаем, что такой империи как Россия осталось недолго. И люди, пожелавшие из нее уехать, уже давно эмигрировали. А те, которые не решаются, после того как в России людей начнут давить танками на демонстрациях, поедут жить в Украину. И первым делом они приедут жить в Одессу. Половина в Киев, но какая-то часть поедет в Одессу. Потому что многие считают ее гораздо более продвинутым городом.
В какой-то мере Одесса может повторить феномен Лазурного берега, когда там в свое время поселилась русская эмиграция. В культурном плане произойдет очень мощный толчок. Когда все это случится, уже никто извне особо на Украину давить не будет, и она сможет заняться внутренними делами. Известный факт, когда начинается новая жизнь, то сильно развивается искусство. Я думаю, эти два момента совместятся в один фокус, и все от этого только выиграют.
  • «Арт-рейдеры». Игорь Гусев
  • «Арт-рейдеры». Игорь Гусев
  • «Арт-рейдеры». Игорь Гусев
  • «Арт-рейдеры». Игорь Гусев
  • «Арт-рейдеры». Игорь Гусев
  • «Арт-рейдеры». Игорь Гусев
  • «Арт-рейдеры». Игорь Гусев
  • «Арт-рейдеры». Игорь Гусев
  • «Арт-рейдеры». Игорь Гусев
  • «Арт-рейдеры». Игорь Гусев
То, что сейчас происходит в стране, на самом деле является лишь имитацией художественного процесса. Революция задала, конечно, правильный вектор, но опять все уперлось в вышиванки, в шаровары, и т.д. Проблема вот в чем. Мы всегда на сто лет отставали в развитии от Запада. И то, каким должно быть искусство, нам рассказывали западные художники и философы. И мы постоянно как бы с оглядкой смотрим, а что нам скажут. Мы же для них просто не существуем! Нам кажется, что мы вот-вот интегрируемся в этот процесс, а на самом деле мы для них — искусство аборигенов. И даже то признание нашего искусства, которое современное, молодое и активно выставляется на Западе, оно как по мне очень вторично. Это такая иллюзия по типу: «Вы научились шить такие джинсы, как у нас? Мы вас уважаем». И говорят: «Можете посидеть с нами за одним столом. Мы даже выкурим с вами сигару». Вот такое отношение. На самом деле никто не верит в наше искусство. Там прагматичные ребята. И получается замкнутый круг. Мы имитируем художественные процессы, они имитируют интерес к ним. Но при этом они обогащаются, а мы нет. Они тоже играют в наперстки, но очень цивилизованно. А у нас наперстки такие, что народ остается без штанов.
  • «Рыцари Революции». Игорь Гусев
  • «Рыцари Революции». Игорь Гусев
  • «Рыцари Революции». Игорь Гусев
  • «Рыцари Революции». Игорь Гусев
  • «Рыцари Революции». Игорь Гусев
  • «Рыцари Революции». Игорь Гусев
  • «Рыцари Революции». Игорь Гусев
  • «Рыцари Революции». Игорь Гусев

В сегодняшнем мире технологий, когда вернулась мода на живопись, как на handmade, художник тоже превратился в продукт handmade. Он непопулярен как футболист или телеведущий, но все рано находится в какой-то ауре. Имеется в виду состоявшийся художник, умеющий общаться с социумом и с историей искусств. Поэтому волей-неволей такой художник одной ногой философ, и он обязан объяснять и интерпретировать пространство и время. Это из серии как одно время меня удивляло, что американские студенты читали «Войну и мир». Я был удивлен такому высокому уровню, а оказалось, что все они читали лишь краткое содержание. То же самое происходит и с искусством. Очень тяжело с современной философией. Не всегда ты готов воспринимать текст, расписанный на три тома, и для этого высказывание редуцируется до одной инсталляции. До одного слогана или манифеста. Поэтому мне кажется, что задача современного художника тире философа редуцировать высказывание настолько, чтобы оно могло уместиться как можно компактнее.

Я так понимаю, что при всей своей холодности социальные сети, как инструмент, станут более чувственными. И не обязательно все будет упираться в визуальный аспект. И это сегодня уже будет завтра. Мне кажется, дело в том, что ключ к культуре есть через сегодняшнюю визуальную эстетику. Человек, не обладающий тонким либо хоть каким-нибудь вкусом, не сможет уже работать ни на каких уровнях. Какой-то должен быть базис. Если раньше базисом была литература, то сейчас базисом становится визуальная культура. По-хорошему, человек, рисующий покемона, сто процентов раньше рисовал капитель в художественной школе. Хотя, по киевским муралям этого не скажешь. Но кто говорил, что будет легко?

Фото из личного архива Игоря Гусева
12 октября 2016, 20:49
Автор: Руслан Оноприенко
Версия для печати
Просмотров: 2185
Поделиться:

Ссылки по теме

Комментарии 0
Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий (сейчас комментариев: 0)