15:36 | 7 декабря, 2019

Интервью с художником Юрием Гончаренко

Всеми известный, и любимый художник Юрий Гончаренко работает в области монументальной, станковой живописи и графики. Его произведения закупаются Министерством культуры Украины, а также находятся в галереях Польши, Германии, частных коллекциях США, Франции, Голландии.
Интервью с художником Юрием Гончаренко фото 2

Родился 5 июля 1964 в городе Киеве.
1975 — 1982 — учеба в Республиканскойхудожественной школе им. Т.Г. Шевченко. Преподаватели: Бондаренко С.В., Нечипоренко М.С., Шевченко Н.Н.
1982 — 1990 — учился в Киевском Государственном художественном институте. Окончил мастерскую монументального искусства. Преподаватели: Ятченко Ю.Н., Чеканюк В. А., Стороженко М. А.
С 1990 г. — преподаватель рисунка, живописи икомпозиции в Государственной художественной средней школе им. Т. Г. Шевченко.
1990 г. — Член национального союза художниковУкраины.
С 2002 — 2006 г. — заместитель директора школы по специальным дисциплинам.

Со своего плотного графика художник выделил время для интервью и любезно поделился планами о новых картинах.

Я застала процесс Вашей новой работы?

Да, я как раз этап мозаичный закончил, приступаю к живописной масляной части.

Как называется?

Не знаю, в уме моем это натюрморт с грузинским гранатом и украинской грушей.

Из чего складывается эта мозаика?

Плавится стекло, песок, пигмент, смальта матовая поверхность, блестящая. Сначала я рисую на бумаге, картоне, подготовительный рисунок, мне надо представить себе, что бы не на холсте все это делать: где у меня будут вставки мозаичные смальты, а где живопись, и как эти блоки смальты совместить ритмикой, пластикой, с масляной живописью, а затем в ходе работы там могут быть еще элементы, кусочки вставляю. Но это завершающая стадия мозаики. А там, где полотно должна быть живопись. Смальта это сусальное золото. С этим материалом сейчас немного проблематично, он у меня остался от деда. Дед был монументалистом, и со своим другом художником Довженко создавали монументальную секцию, и что-то оставалось, он был требователен к работе, свои деньги даже тратил на заказ, чтобы расширить палитру, и у нас был стеклотарный завод раньше в Киеве, сейчас его в уже нет, это у меня остатки, иногда спрашиваю у знакомых монументалистов. Друг друга поддерживаем с материалами.

Интервью с художником Юрием Гончаренко фото 3

Это очень сложная техника?

Должны быть эскизы, есть работы с пастелью, акварелью, и потом может возникнуть такой вариант, что работа даст толчок по эскизам может быть подобная, как вариация, поэтому я продумываю, какие пятна оставить для масляной живописи, а что смальтой. Ведь это такая техника, что на этой работе ничего не перерисуешь. Тут либо уничтожать все, либо живописная работа…Время идет и художник может просматривать качество работы, и масляную и гуашевую живопись можно перекрыть, а возможно работа станет подложкой для более интересных фактурных вещей.

Сколько времени Вы эту картину создаете?

Это долго, ибо каждый камешек надо садиться и бить, доводить до определенного модуля, поэтому там есть разные инструменты. Наковаленка, гильйотинка и ты сидишь бьешь, сначала надо палитру сделать, какие цвета будут, и каждый довести до ума, а потом инструментом надкусываешь, выкладываешь и клеишь.

Здесь присутствует философский мотив?

Можно и так сказать, ведь это я передаю картину дружбы между Украиной и Грузией, у меня есть друзья в Грузии. Часто к ним еду. Работа начиналась, как натюрморт, а какое название ему давать… И будет это серия работ или одна работа я сказать не могу, может будет серия, есть мысли, я еще над другими вещами работаю, есть задумка портрета такого плана. Вот у меня вроде этого тоже картина «Портрет из воображения» она была на персональной выставке, и в Союзе Художников, на многих выставках принимала участие.

Мы с Вами познакомились на вернисаже в НСХУ, картина с такой техникой как у Вас была только одна?

Ну все художники разные, кто-то может более корпуснее работает, кто-то другие пытается фактуры делать. Одинаковых вещей не может быть.

Это авторская техника?

Можно и так сказать. К такому стилю я дошел постепенно, у нас с братом проекты, первый был в 1988 году, мы делали большую работу с ним, посвященную Скифии, скифские пекторали, их элементы из декоративного материала, использовали их посуду бытовые вещи, из тех элементов мы создавали композицию, с использованием фактур.

Сколько времени Вы делали «Портрет женщины»?

Даже не знаю, потому выложить смальту достаточно долгое время занимает, трудоемкая работа, далее масляный момент, потому что надо давать просыхать, чтобы наложить сверху.

А какие инструменты используете?

Я работаю мастихином, они у меня есть разные, в зависимости от потребности, шпатели, ими тоже можно делать мазки.

А сколько времени Вы уделяете работе?

Я все время работаю, понятно, что есть семья и планы, и надо быть в разных местах. Дети уже выросли, тоже помогают, достаточно много времени трачу на творчество, потому что это основное. Понятно, что есть работа преподавателя в государственной средней школе имени Шевченко. Там стараюсь выложиться с детьми, и прийти в мастерскую подумать, поработать, хочется тишины, потому что иногда так наговоришься, ученикам надо показывать книжки работы, чтобы они понимали до какого надо дойти уровня.

А из Ваших учеников есть такие, кто превосходит мастера?

Ну я такого не могу сказать, хотя был бы рад, но есть довольно серьезные дети. Выпускницы, девушки, сильные. Есть хорошая ученица. Гриценко Катя, это серьезный мастер. Она работает мастихином.

А почему Вы выбрали именно этот стиль?

Я заканчивал художественный институт, сейчас академия искусств, живописный факультет, мастерскую монументальной живописи, этому учили, выполняли задания, работали. Делали монументальные работы и захотелось немного совместить живопись и смальту, монументальное искусство.

Интервью с художником Юрием Гончаренко фото 4

Как за рубежом Ваши работы оценивают?

Там у меня как таких выставок не было. Работы возили, но без меня. Но работы были и принимали участие, и я продавал их иностранцам. Людям нравится. Художники, которые там бывали говорят, видел твои работы в Польше, в Познани, Кракове.

Кто-то еще из художников в таком стиле работает?

Это имеет определенную сложность. Сейчас клеи разные, но они или быстро схватывают, а тут надо такой клей, специальный, он сохнет у меня определенное время, некоторые вещи, я могу исправить, если мне что-то в картине не нравится. Быстренько клей снял и могу переделывать, потому что современные быстро схватываются. Но таких работ я не знаю подобных. Хотя сейчас и очень много всего. Эти работы могут жить вечно, если их физически не уничтожат.

Вы продаете свои картины?

Да.

Сколько они стоят?

В зависимости отработы, сколько времени это у меня занимает.

А что люди заказывают?

Одни покупают то, что уже есть в творческом багаже, ведь мы получили хорошую школу.Хочу Вам показать творчество и тот момент, который я запечатлел. Вот эту картину я написал на пленэре с учениками в Киево-Печерской лавре. Она более академическая, реалистическая. Это 2004 год. Это выход к дальним пещерам. Работа академической школы. Такая картина, тогда, когда я ее продавал она стоила три. Я не гонюсь за деньгами, можно ставить любые цены, эти работыдорогие, которые со смальтой, потому что там сам материал такой, и я его могубольше нигде взять. А вот такие картины, как Лавра, их можно и еще разпереписать. Мы когда с моим одно группником писали этюды, работы продавали, а потом стало жалко, ведь красота исчезает, и эти работы больше не повторить, поэтому некоторые картины я придержал, а по ним увеличенный вариант делал повторы и выставлял, их покупали.

Ваши некоторые картины кардинально отличаются между собой по стилю?

Ну это картина – как бы школа, а это уже научная работа.Каждая работа является достижением художника. А для меня каждая работа это мысль, это мышление, мы видим в меру своего видения цвета, а в этих работах мнение меняется и подход несколько другой.

Как Вы чувствуете какие цвета надо передать на холсте?

Даже не знаю, оно как-то в середине уже отложилось за эти все годы, наработалось, что иногда автоматом, иногда ощущение подсказывает, смотришь надо этот цвет или нет, что бы он не мешал восприятию, или для поддержки надо поставить именно такой цвет, все происходит само собой в ходе самой работы. Или эскизы делаешь, выклейку, вырезки из журналов, с Врубеля кусок, создаю с портретом для золота вставку, фактуру какую-то можно вставить.

Как изменилось Ваше видение цвета, внутреннего мира?

Ну менялось конечно, потому что каждый художник он работает над цветом, поэтому могут быть какие-то сближения, это может быть на декоративных контрастах в зависимости от того, что он хочет создать, потому что и абстрактные работы тоже можно делать на какие-то тонкой гамме.

Была ли у Вас работа, которая Вам не нравилась?

Всегда бывает, а иногда идет гладко, принципиально понятно, что идет работа и это какой-то определенный поиск, достижения своих задач, мыслей, ясно, что художник проходит через определенные сложности. У меня даже друзья были, рисует один сирень, я посмотрел, а через некоторое время прихожу другая работа, я говорю, новая работа, а он говорит, нет, это та же самая. Не понравилось перерисовал.Понятно, что каждый листик не перерисовывается, это делается впечатление, мазком пытаемся технически передать. Чтобы на расстоянии создавалось впечатление, что это цветы, листочки роз.

Что Вы чувствуете, когда люди смотрят Ваши работы?

Ну вот эта картина «Лавра» была выставлена в музее Истории Киева, и когда я ее приносил работникам очень нравилось, и пришел священник, подошел к моей картине и крестился. Это приятно, когда смотрят и людям нравится, не зря прилагал усилия. Я когда рисовал свои работы, несколько раз работал в нашей Софии. Несколько раз приходил, пытался точно передать, как раньше мастера выкладывали форму, как выкладывали смальту, по рисунку по форме, по цвету, какая палитра использовалась. Технику мы изучали, но там тоже есть элементы современные, классические, большие куски, сначала думал, что будут меньшие, а потом вижу, что мне надо для материальности, фактуры, то я выложил большие куски смальты.

Кроме того, что это физически не просто работа, надо еще и внутренний иней мир передать человека. Как?

Пластикой, позой фигуры, это должно быть выражение лица, глаза, губы, все это добавляет эмоционального состояния.

А если это натюрморт?

Оживляю за счет материальности. Мозаичной поверхности.

Как сейчас меняется внутренний художественный мир Украины?

Сейчас больше информации, поэтому и понятно, что быстро меняется, были книги, а теперь интернет…Молодежь в этом плане активная, как узнать, поучаствовать в выставках, а нам трудно в этом плане было.

А в отношении качества?

Я не могу сказать все ли хорошо, или плохо? Есть разные люди, взгляды и каждый личность, более профессиональные, менее профессиональные, у кого-то это видно, у кого-то нет. На каждом ставит крест, или преувеличения — нет. Кто-то берет техникой, кто-то объемами. У нас очень много хороших художников, и среди молодежи тоже.

О чем Вы мечтаете?

Я хочу делать профессиональные работы, будут их покупать – я буду счастлив, нет — будут выставки, буду возить показывать, на сколько это будет возможно, дай Бог, что бы мир был в мире, а дальше все произойдет и мы достигнем вершин и всего чего надо. А тут радуешься тому, что ты, кроме того, что художник ты учителем, есть мои выпускники, которые получили мои знания, что я могу поделились и они могут воспринять и на этом уже строить свою творческую деятельность, принимать участие в выставках, завоевывать какие-то места.

Вы радуетесь когда покупают Ваши работы?

Ну да, потому что очень дорогой материал, условия в которых работаем тоже дорогие, меркантильным приходится быть, потому что иметь деньги не ради денег, а для того, чтобы была возможность купить хорошие качественные материалы, оформить свои работы в приличные рамы, что имеешь возможность посетить другие страны. Где ты можешь что-то увидеть, это и есть наши впечатления, они имеют на нас влияние и после этого появляются прекрасные работы. Я был бы рад, как бы мои работы были высоко оценены, что бы были у известных людей.

Что Вас больше всего в работе радует?

И когда новая работа появляется, и момент процесса может быть разный, но когда складывается работа, когда есть выставки, когда картина попадает на выставку, общую, персональную, а персональная выставка для художника это всегда праздник. Как День рождения. Потому что он появляется и показывает, какой он есть.

Кто у Вас любимый художник?

Я не могу сказать, что он один, есть Врубель, Климт, Матисс, Клод Моне, есть много художников, на которых ты обращаешь внимание, если оно не очень тебе по нраву все равно анализируешь ипытаешься понять некоторые вещи.

А возникает ревность к работам других?

Ревность есть… Но слава Богу, что люди работают, они признаны, они в определенный моментпоявились в определенном месте, ты радуешься, что еще есть хорошие художники, ты смотришь, учишься друг у друга.

А как называется Ваш стиль?

Ну это уже будут искусствоведы придумывать, как правильно… Может украинский модернизм, украинская живописная пластика, как угодно. Может он не настолько новый, но я стараюсь какие-то вещи делать, это история, классика, которую надо вывести на современный уровень.

Вы довольно скромный художник. Но работы выполнены сложной техникой, Вы этим не кичитесь?

А зачем хвастаться, я знаю кто я есть я знаю какое образование получил, кто у меня преподаватели были, как они меня учили, с деда, с родителей это все началось, потому что у меня и дедушка и бабушка художники и брат, и дети пошли по этому пути, сын закончил академию реставрацию живописи, а младший на третьем курсе архитектор, определяется куда дальше идти. Я знаю, что я могу. Я показываю, а остальные смотрите, думайте, понимайте, дело в том, чтохочется тем детям которые учатся показать, что является настоящим творчество, чтобы они ставили себе цели, что бы они понимали какую цель ставить, что бы вышли на определенный уровень мастерства.

Что важно для художника, количество картин, или качество?

Я думаю то, что он вкладывает туда, количества может быть много, а может и мало, много – а там души не будет, мало, но в каждой работе там будет видно, что человек выложился на полную, поэтому здесь нельзя сказать, ты мало работаешь, а я много работаю, и у меня конвейер картин выходит.

Сколько у вас персональных выставок в год?

Сейчас меньше, с друзьями выставляемся, или какие-то свои персональные, союз художников проводит, триеннале, и живопись и графические работы.

Вы гонитесь за деньгами или за духовностью?

Мне духовность приятнее, потому что нет такого, что я стараюсь делать работу зная, что буду ее за какую-то определенную сумму продавать, и из этого ничего не выйдет, и это будет видно. Когда мне заказывают картину, я пытаюсь больше узнать, какой материал, а бывает, что принесут черно – белое фото и просят сделать такой портрет и я пытаюсь что-то посоветовать, я стараюсь сделать предварительно рисунок, и написать в цвете, потому что надо знать, какие губы, волосы.Это портрет.

И заказчик доволен?

Да, но я сам волнуюсь, если мало материала, а это может повлиять, но все хорошо, звонят и благодарят, а я рад, что с какого-то небольшого могу сделать портрет, который понравится.

Когда планируете персональную выставку?

Ну к своему не большому юбилею, к 55, но не знаю еще точно получится. Но точно сказать, завтра или послезавтра, или через неделю, буду ее делать, нужно ходить в галерею, предлагать, хотят это видеть или нет.

14 января 2016, 14:32
Автор: Ирина Тищенко, Ольга Бондаренко
Версия для печати
Просмотров: 1824
Поделиться:
Комментарии 0
Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий (сейчас комментариев: 0)